Литературный конкурс "Доброе слово"

Литературный конкурс "Доброе слово" в 2016 году

С 14 по 20 июня 2016 года в ГУ МВД России по Санкт-Петербургу и Ленинградской области проводился отборочный этап литературного конкурса МВД России «Доброе слово».

Данный ежегодный конкурс проводится в рамках культурно-просветительской работы и с целью развития литературного творчества сотрудников органов внутренних дел и членов их семей. Принять участие в конкурсе имеют возможность действующие сотрудники и гражданские служащие подразделений ОВД, члены их семей, ветераны. На конкурс принимаются литературные работы — поэзия, проза, публицистика.

В Культурном центре ГУ МВД России конкурсная комиссия в составе работников культуры, членов творческих союзов и представителей ГУ МВД России оценила представленные работы. По результатам рассмотрения победителями 1-го этапа конкурса «Доброе слово» стали:

В номинации «Стихи»:

Весёлкин Владимир Викторович, режиссёр-постановщик Культурного центра ГУ МВД России;

В номинации «Рассказ»:

Чернышева Марина Владимировна, специалист по кадрам Отделения по работе с личным составом ОМВД России по Кронштадтскому району г. Санкт-Петербурга.

Весёлкин Владимир Викторович

 «Мы пишем жизнь…»

Служить отчизне это не слова,

А трудная, опасная работа;

И пятница сменяется субботой,

И в книге жизни – новая глава.

Мы пишем повесть беспокойных дней:

Страницы преступлений, наказаний,

Тома поступков, летопись заданий,

И множество прокуренных ночей…

Мы пишем жизнь... и пусть увидят свет -

Могущества и гордости слова!

Поступки наши и о них молва –

Извечный, неоконченный сюжет…

Читай отчизна книги наших судеб

Кому забвенье, а кому почет,

Но добрых дел пусть память не умрет

И слава пусть героям вечной будет!

И Родина героев не забудет,

И память нам откроет путь вперед.

Владимир Веселкин. 05 июня 2016 г.

Чернышева Марина Владимировна

Линия жизни

Капли дождя, барабанившие по крыше балкона, отчётливо давали старшему сержанту полиции Кириллу А. понять, что погода на его дежурство явно не готова порадовать.

Только бы дежурство прошло спокойно, - думал Кирилл, глядя в окно на то, как люди, перепрыгивая через лужи и ловко управляя зонтиками, гнущимися под порывами ветра, спешили с работы по домам. Стрелка часов неумолимо приближалась к семи часам вечера, на улице было уже довольно темно. Быстро выпив чашку  кофе, Кирилл поспешил на службу в ставший за семь лет уже практически родным отдел полиции.

Работать в полиции Кирилл мечтал еще с детства. Часто на семейных праздниках  мама вспоминала, как глаза маленького Кирюши загорались, когда он слышал стихи про Дядю Стёпу, как с восхищением, встретив сотрудника,  тогда еще милиции,  на улице, Кирюша долго провожал его взглядом, мечтая, что когда-нибудь он тоже будет идти по улицам родного города в форменной одежде, будет помогать людям, будет бороться с нарушителями закона и порядка. Окончив после одиннадцатого класса училище и получив профессию «водитель-автомеханик», Кирилл через месяц после получения диплома уже стоял в отделе кадров местного отделения милиции. Кажется, что эти семь лет промчались как один день…

Руководство не раз поощряло Кирилла за достижения и усердную работу, его часто ставили в пример молодым ребятам, пришедшим служить в патрульно-постовую службу. Хорошо всё-таки работать в родном районе, где знаешь каждую улицу, каждый дом, знаешь, где собирается по вечерам молодежь, а где любят скоротать вечер за рюмочкой водки люди постарше, - скромно улыбаясь объяснял хорошее знание оперативной обстановки в районе Кирилл. На вопросы знакомых, не надоело ли ему всё это, не хочется ли сменить сферу деятельности, Кирилл однозначно давал понять, что свой жизненный выбор он уже сделал.

Пройдя необходимый инструктаж, наряд, старшиной в котором был назначен Кирилл, направился к патрульной машине.

Ну и погодка сегодня, хороший хозяин собаку не выгонит… А ты, Санчес, что такая грустная? - открывая машину и устраиваясь поудобнее на месте водителя спросил Алексей.  Сержант Алексей О., или «Лекс», как называли его товарищи, отличался особенным оптимизмом, и даже проливной дождь, не прекращающийся ни на минуту, навевающий грусть и тоску, казалось, ничуть не портит ему настроения.

 Да у малого температура что-то подниматься начала. Хорошо хоть, мама и бабушка дома, посидят с ним. Морс  я клюквенный сварила, сейчас попьёт на ночь и спать. Чуть позже позвоню, спрошу, как он там,- опустив глаза, печально вздохнула сержант Александра Л., Сашенька, или Санчес, как ласково называли её ребята - сослуживцы. Молодая, двадцатитрехлетняя Сашенька с мамой и двухлетним сыном Никиткой приехали в город недавно. Сашеньке удалось перевестись с прежнего места службы практически без особых проблем, она быстро освоилась в новом коллективе. О своей жизни до переезда она не любила рассказывать. Кирилл и Лекс, с которыми Сашенька почти всегда была в одном экипаже, знали только, что в её родном городе остался отец Никитки, с которым они вместе служили, и  который бросил Сашеньку, узнав, что она ждет ребенка. Хотя об истинных мотивах своего переезда и перевода на новое место службы Сашенька никогда не говорила, вскользь упоминая, что у нее тут живет бабушка, к которой они и приехали, всё было в общем-то очевидно. Хорошая девчонка, перспективная, трудолюбивая, - думал Кирилл, ей бы более спокойную службу поискать. На вопрос о том, почему она выбрала именно патрульно-постовую службу, Сашенька всегда философски рассуждала: «Только так видишь жизнь как она есть, видишь не только благополучие, но и дно. Невольно задумываешься, где линия жизни этих людей, кого мы привозим в отдел,  свернула  не в том направлении». С этим рассуждением вполне можно согласиться…

Погода какая, посмотри, простудился, может быть. А морс клюквенный - это хорошо, мне мама часто варит, витамины одни. Поправится, не переживай, -успокоил Сашеньку Кирилл.

 Ну что, пять минут - полёт нормальный. Тихого нам всем дежурства! - выезжая за ворота отдела полиции бодро заметил Лекс. Кирилл и Сашенька улыбнулись. А на часах было уже девять вечера.

«…бомж душит другого бомжа»,- с выразительной интонацией повторил Лекс голос оперативного дежурного дежурной части. Поехали быстро, как бы не убили друг друга, - строго отметил Кирилл. По указанному оперативным дежурным адресу их уже ждали, но это были  две бабушки, которые, перебивая друг друга и активно жестикулируя, рассказывали события, происходившие на этом самом месте буквально пять минут назад. Мы же котиков вышли кормить, мы их всегда кормим несколько раз в день, и на ночь - обязательно. И тут – они, ругались сначала, потом как давай друг друга хватать, - начала одна из бабушек.  И он его так душил, вот так прямо, думали, убьет. Мы ж разнять не можем, лет-то нам сколько, а они-то молодые. А потом раз, и они ушли,- продолжала вторая, как бы извиняясь за то, что вызвали полицию, и получается, что зря. Сашенька внимательно записала объяснения бабушек, потрепала за холку котика, который тоже, видимо, решил поинтересоваться скоплением людей возле его кормушки. Лекс и Кирилл в это время, заполнив необходимые документы, доложили дежурному о результатах выезда.

Санчес, поехали уже, хорош уже котейке знаки внимания оказывать,- высунулся из машины Лекс.

Ну он такой хороший, такой пушистенький, а ласковый-то какой,- словно кошечка замурлыкала Сашенька, садясь в патрульную машину.

В это время по рации поступило сообщение, что возле магазина сидит женщина, находится в состоянии опьянения, громко выражается нецензурной бранью.

И это в такую-то погоду, дождь, лужи, дома из-под одеяла вылезать не хочется,- отметил Лекс, умело маневрируя патрульной машиной, чтобы не только быстро приехать к месту вызова, но и не наградить фонтаном брызг из лужи редких прохожих.

Возле магазина экипаж ожидало, если так можно выразиться,  вполне привычное по роду их службы явление. Женщина, в сиреневой курточке, синих джинсах и кроссовках, прислонившись к стене дома, сидела возле дверей круглосуточного магазина.  Из  её речи, не подлежащей опубликованию в силу требований к цензуре, было понятно, что ей отказались продать бутылку портвейна из-за  установленного законодательно запрета. И действительно, из объяснений администратора магазина стало понятно, что когда довольно нетрезвая гражданка выразила свое желание на приобретение алкогольной продукции, стрелки часов уже двадцать минут как перевалили за разрешенное для совершения таких покупок время. Мотивированный отказ продать желаемый продукт, сильно расстроил даму, и свое недовольство она поспешила выразить привычными, видимо, ей средствами русского нецензурного языка. После этого, утомившись доказывать необходимость совершения покупки портвейна здесь и сейчас, дама поспешила присесть возле дверей магазина, где её и застал экипаж Кирилла.

Я и оборотов речевых таких не знаю,- отметила Сашенька, наблюдая за тем, как  женщина, пытаясь принять вертикальное положение, пытается отмахнуться от Лекса, поднимавшего её, как он назойливой мухи.

О, ещё не такое услышишь, хорошо, не в свой адрес,- со знанием дела озвучил Лекс, помогая нетрезвой незнакомке, источавшей всё новые порции отборного мата, пройти в патрульную машину.

 Кирилл в это время был занят получением объяснений от работников магазина и случайных очевидцев происходивших в магазине событий, которых, несмотря на поздний час и отвратительную погоду, было довольно много.

Киря, мы готовы ехать, в дежурку сообщили,- Лекс уже завел машину. Кирилл, закончив оформление документов, присоединился к коллегам. В это время из отсека для задержанных лиц уже доносились звуки, отдаленно напоминающие известную песню группы «Ленинград» про девушку в туфлях на высоких каблуках и в замечательных штанах, но в новой интерпретации, содержанию которой по количеству ненормативной лексики позавидовал бы сам Шнуров.

Да, представляю как нас сейчас в дежурке встретят, на Евровидение прямо из отдела отправят с такими-то талантами, -Лекс был в своем репертуаре.

Перестань, Лекс, не смешно. Никогда не знаешь, что привело человека к такой жизни,- Кирилл, казалось, стал еще серьезнее, чем обычно.

Как что? То, что она так порывалась купить,- ответил Лекс.

«Всё, как ты и хотела, Саша. Жизнь, как она есть…Есть благополучие, а есть и обратная сторона. Женщина то, как видно, не бедная, одета довольно прилично, что же она так. Как там в стихах говорится, «чем осуждать, Вы лучше его жизнью проживите»,-вертелось в это время в голове Сашеньки.

В общественном месте выражалась грубой нецензурной бранью, на замечания не реагировала,-отрапортовал Лекс, провожая доставленную даму в комнату разбора с задержанными. Внимательно посмотрев на лицо женщины, Кирилл вдруг задумался, что-то показалось ему знакомым. Может, видел в городе, может, просто показалось, мало ли знакомых, город-то маленький, наглядно все друг друга знают. Голубые глаза, светлые на корнях волосы, указывающие на принадлежность женщины, красившей волосы в темный цвет,  к блондинкам, такое почему-то знакомое лицо, едва уловимая, пусть и неестественная в сложившейся ситуации, улыбка. Не может быть, наверняка, он ошибается.

…Анна Дмитриевна,- заплетающимся под воздействием алкоголя языком диктует Лексу свои личные данные женщина, опираясь рукой на стол и положив голову на руку.

Нет, ошибки быть не может. Анна…Анечка…В своих воспоминаниях Кирилл мгновенно перенесся  в далекие школьные годы. Выпускной.  Одиннадцатый класс. Актовый зал. Трогательную песню про маму на сцене поет очаровательная светловолосая голубоглазая девочка Анечка в платье изумрудного цвета. Анечка училась в параллельном классе с Кириллом, была отличницей, гордостью школы, как называли её учителя. Получив из рук директора школы заветную медаль и аттестат с отличием, Анечка мило улыбалась. Такую девочку невозможно было не заметить. В школе у Анечки было много поклонников, но всё свободное время девочка посвящала учебе, мечтая поступить в педагогический университет и стать учителем. На встречи выпускников Анечка не приходила, но говорили, что она удачно вышла замуж, родила ребенка, устроилась работать в престижную гимназию в Санкт-Петербурге.  У Кирилла не укладывалось в голове, что находящаяся в комнате разбора пьяная женщина, час назад сидящая в грязи возле магазина, в котором ей не продали бутылку дешевого портвейна - та самая Анечка.  Что же случилось с тобой, Анечка? Где твоя успешная, как говорили, жизнь, круто повернула свою линию? Что заставило тебя дрожащими руками пересчитывать копейки, чтобы купить дешевое пойло? Где твой муж и ребенок, где семья?,- эти вопросы сменяли в голове Кирилла друг друга как калейдоскоп. Он отошел в угол комнаты и молча наблюдал за происходящим. Вот Анечка стала жаловаться на плохое самочувствие, дежурный вызвал скорую помощь. Вот приехали врачи, осмотрели Анечку и забрали её в больницу.

Кирюша, пошли, новый вызов поступил,- подошла к нему Саша. На часах был уже почти час ночи.

События этой ночи сменяли друг друга. Вот, поступил вызов о том, что в коммунальной квартире среди ночи что-то не поделили соседи; ближе к четырем часам утра в дежурную часть поступила телефонограмма  из детской больницы о том, что пока папа ловил рыбу ребенок выпил средство для розжига; по «02» поступило сообщение о том, что заявителю не открывают дверь в квартире по месту его регистрации; почти под конец дежурства ближе к утру в ходе патрулирования  был  выявлен и доставлен в дежурную часть несовершеннолетний, который курил в общественном месте. Но в глазах Кирилла почему-то стоял один образ – светловолосой девочки в изумрудном платье.

Открывая дверь своей квартиры, Кирилл понял, что мама еще спит, тихонько прошел в свою комнату и лег отдыхать. Проснувшись, он увидел, как лучики солнца пробиваются сквозь тучи. На часах было 15 часов. Почувствовав приятный запах блинчиков, Кирилл прошел на кухню.

Проснулся, сынок. Как дежурство прошло? Видел бы тебя сейчас папа, он бы тобой гордился. Сын-полицейский, как и мечтал. Помнишь, как ты стихи любил про Дядю Степу?, -мама заботливо накладывала ему в тарелку любимые с детства блинчики с вареньем.

Дежурство- нормально, как всегда. Мам, а ты помнишь, в параллельном классе Аня училась. Блондинка такая с голубыми глазами. Помнишь, она еще на выпускном песню про маму пела так трогательно, что все в зале плакали? Не слышала, что с ней стало, как она, где работает?,- Кирилл не мог не затронуть этот вопрос. События прошедшего дежурства не давали покоя. Спросить он мог у мамы, ведь она довольно близко общалась с их бывшей учительницей физики. Мама Кирилла, заметно погрустнев, села на стул напротив сына и начала говорить: «Знаешь, Кирюша, я удивлена, что ты вдруг заинтересовался жизнью кого-то, с кем учился. Ты обычно не любишь, когда я общаюсь с твоей учительницей, считаешь это сбором сплетен. Но если хочешь, я расскажу…Жизнь у Анечки сложилась далеко не так, как считали все. Да, она вышла замуж, родила ребенка, устроилась на хорошую работу. Это была крепкая, любящая семья. Но потом у мужа Анечки обнаружили опухоль, они боролись до последнего, но врачи не смогли его спасти. Единственным счастьем в жизни Анечки остался её сын Владик. Такой же хорошенький мальчишка был, светленький, как и сама Анечка, просто ангелочек. Ангелочком он и стал…Глупо и страшно…Владик погиб, его сбил пьяный водитель прямо на пешеходном переходе. Всё это произошло на глазах Анечки….Этого девчонка просто не смогла выдержать. Рядом с ней в этот момент не было никого, родители давно умерли, и она нашла свой покой… в рюмке. Пила она много, её, как ты можешь догадаться, уволили с работы. Жизнь пошла под откос. Вчера была очередная годовщина, как не стало Владика. Жива ли Анечка сейчас, никто не знает, в городе её не видят. Да и, наверное, если увидят, то уже не узнают. Страшно… ».

Кирилл молча выслушал рассказ матери, поблагодарил за вкусный обед и закрылся в комнате. Вот она, линия жизни, никто не знает, где она изменит свое направление, вместо двух точек соединения, перейдя в кривую. Только увидев жизнь с такой стороны, начинаешь больше её ценить, учишься не осуждать и не делать выводов по первой увиденной картинке. Ты видишь пьяного, опустившегося человека, которого доставляют в полицию уже который раз. Но ты не знаешь, какие испытания, подкинутые жизнью, он не смог пройти, не знаешь, где началась его «кривая дорожка», на каком этапе он сломался, не сумев пойти дальше. Ты видишь семейный скандал супругов, закончившийся вызовом полиции, но ты не знаешь, где жизнь этих людей, когда-то объяснявшихся друг другу в любви и верности, пошла не по тому сценарию.

Кирилл взял с зарядки телефон и набрал знакомый номер: «Алё, Санчес, проснулась уже? Как Никитка? Ну я рад, что всё хорошо, что ему лучше. Сегодня кто в ночь? А, ну Игорешу можно поздравить с выходом, после отпуска с новыми силами. Ладно, отдыхай, хорошего тебе выходного! Перед завтрашней сменой нужно сил набраться».

На часах было около девяти вечера. Переключая каналы, Кирилл услышал такой родной звук сирены патрульной машины и выглянул в окно. Мимо по улице пронесся патрульный автомобиль. Спокойного дежурства, ребята, -прошептал Кирилл и долго еще смотрел в темноту улицы.

 Все совпадения являются случайными.

Литературный конкурс "Доброе слово" в 2015 году

С 15 по 20 июня 2015 года в ГУ МВД России по Санкт-Петербургу и Ленинградской области проводился отборочный этап литературного конкурса МВД России «Доброе слово».

Данный ежегодный конкурс проводится в рамках культурно-просветительской работы и с целью развития литературного творчества сотрудников органов внутренних дел и членов их семей. Принять участие в конкурсе имеют возможность действующие сотрудники и гражданские служащие подразделений ОВД, члены их семей, ветераны. На конкурс принимаются литературные работы — поэзия, проза, публицистика.

В этом году участие в конкурсе приняли литературные произведения, представленные сотрудниками: УМВД России по Петроградскому району, ОМВД России по Курортному району Санкт-Петербурга, Управления вневедомственной охраны ГУ МВД России, ОМВД России по Кировскому району Ленинградской области.

В Культурном центре ГУ МВД России конкурсная комиссия в составе работников культуры, членов творческих союзов и представителей ГУ МВД России оценила представленные работы. По результатам рассмотрения победителями 1-го этапа конкурса «Доброе слово» стали:

В номинации «Стихи»:

1 место — старший лейтенант юстиции Руслан Мартынов, следователь следственного отдела ОМВД России по Кировскому району Ленинградской области;

2 место — старший сержант полиции Кира Холодецкая, полицейский полка полиции №2 – филиала ФГКУ УВО ГУ МВД России; подполковник внутренней службы Лариса Западловская, заместитель начальника ОРЛС – начальник отдела кадров УМВД России по Петроградскому району г.Санкт-Петербурга;

3 место — Владимир Ерпалов, член семьи сотрудника ОМВД России по Курортному району г.Санкт-Петербурга;

В номинации «Рассказ»:

старший сержант полиции Кира Холодецкая, полицейский полка полиции №2 – филиала ФГКУ УВО ГУ МВД России;

В номинации «Общество о полиции»:

капитан милиции в отставке Дмитрий Корсунский, бывший заместитель начальника 7 отдела Управления уголовного розыска ГУВД по г.Санкт-Петербургу и Ленинградской области в 2000 году.

Литературные произведения победителей 1-го этапа литературного конкурса МВД России «Доброе слово» направлены в Студию писателей МВД России для участия во 2-м этапе конкурса.

__________

МАРТЫНОВ Руслан Сергеевич

000DS_m.jpg

Родился в городе Мичуринске Тамбовской области в 1989 году. В 2010 году окончил Орловский юридический институт МВД России. С июля 2014 года проходит службу на должности следователя в следственном отделе ОМВД России по Кировскому району Ленинградской области, старший лейтенант юстиции. Женат, воспитывает дочь.

КРАСОТА

Красота вокруг нас, она рядом, откройте глаза,

Посмотрите, плывут облака, собираются в тучи,

Будто белые лебеди, крылья расправив, летят в небеса.

Красота вокруг нас, она рядом откройте глаза.

Красота это мама с ребенком своим на руках,

Красота это дождь, его капли летящие с неба.

Красота это мост над рекою в замках,

Красота это нежное девичье тело.

Это снег, его белый ковер на земле.

Это желтые листья на ветках осенних деревьев.

Мы живем в величайшей на свете стране,

Состоящей из нас, как цепочка из звеньев.

Красота это поле, луга и бескрайние реки.

Красота это искренность слов перед брачным венцом.

Красота вокруг нас, она рядом, она в человеке,

Она создана нашим великим, незримым творцом!

Так смотри же вокруг, открывай свою душу и сердце,

Не стыдись никого, не зазорно особенным быть.

Отыщи, отопри «повседневности клетку»

Начинай восхищаться, люби, ведь так здорово жить!

ЗАПРЕТНАЯ ЛЮБОВЬ

Я не боюсь признаться Вам во всем,

Но для чего? Зачем? Не вижу смысла.

Мне легче разговаривать с дождем и тучей,

что над городом повисла.

Прислушайтесь... Капель взывает к Вам,

По капле разговор мой собирает,

Не верьте никогда простым словам и тем,

кто их бездумно повторяет.

Вы будто неразгаданный секрет,

Запретный плод, который я желаю.

И даже молчаливый Ваш ответ

С улыбкою, без злобы, принимаю.

Вы нравитесь мне полностью, во всем.

Улыбка ваших губ мне часто снится,

Как жаль, что мы не можем быть вдвоем,

Как страшно, что уже успел влюбиться.

Мне сложно контролировать себя,

Оставить все как есть и не сорваться:

Обнять Вас и сказать, что Вы моя,

И бесконечно в Вашей нежности купаться,

Ваш смех, порой наивный, понимать,

Беречь Вас от любого зла на свете.

За это право - Вас своею называть,

За эту честь - проснуться с Вами на рассвете.

Но я молчу, я ни скажу Вам этих слов,

Нет права у меня на Ваши чувства.

Вы есть на свете, значит - есть любовь.

Я счастлив это знать и мне не грустно.

ОН ДРУГОЙ

Как трудно вам, прелестное созданье,

Забыть того, кто в сердце навсегда.

И кто придумал эти расстоянья?

Зачем нужны другие города?

Вам сложно засыпать, мешают слезы,

Обиды разрывают изнутри.

Из уст не слышно не стихов, ни прозы,

Немое отражение тоски!

И матушка твердит - он недостоин,

Зачем же так печалиться? Забудь!

Ведь этот мир по-прежнему огромен,

Он далеко и ваш окончен путь!

И вы наверно, в чем-то согласитесь,

Чтоб маму успокоить в час ночной.

Но пряча слезы, в нем не усомнитесь,

Он верен Вам, единственный, родной.

Вы правы, он по-прежнему Вас любит,

И каждый день скучает и грустит.

Все впереди, он не предаст и не забудет,

Так будьте ж счастливы! И пусть Вас бог хранит!

ХОЛОДЕЦКАЯ Кира Игоревна

000DS_h.jpgПолицейский роты полиции №2 Полка полиции №2 – филиала Федерального государственного казенного учреждения "Управление вневедомственной охраны ГУ МВД России по г.Санкт-Петербургу и Ленинградской области", старший сержант полиции.

ПОЛЕТ

«Кто тянется к звездам,

На камни падет» -

Сказал мой знакомый

И тихо живет.

А я хочу правды

Понять простоту,

Измерить глубины,

Познать красоту.

Никто не сумеет

Меня задержать

До края земли

Я могу добежать.

Меня убеждают:

«Так скоро сгоришь,

Ты, жизнь прожигая,

В пропасть глядишь».

«Но это не важно!» -

В ответ говорю:

«Коль вспыхну кометой,

Всем свет подарю».

Есть в сердце сомненье,

О нем я молчу.

А вдруг не успею

Все то, что хочу?

Однако как вспомню

Природы магнит,

Что сладкой свободой

В объятья манит,

То все забываю

И в пропасть лечу.

Я – вольная птица,

Мне все по плечу!

Кто-то идет, кто-то бежит,

Кто-то поет, кто-то молчит.

Одним нужно пламя, другим хладный лед,

Но каждый душою стремится в полет.

ПОЕЗД В НИКУДА (рассказ)

Я закрыл глаза и попытался задремать. Вокруг слабо переговаривались пассажиры, лежавшие на своих полках, умиротворяюще стучали колеса, вагон мерно покачивался. Но сон не шел.

Оставив попытки, я соскочил со своей полки и подсел к попутчику, угрюмо взирающему на проплывающий за окном пейзаж.

– Будешь? – спросил он, указывая на бутылку стеклоочистителя, стоявшую посередине столика.

- Нет, спасибо, - улыбнулся я.

- Как хочешь, - пожал он плечами и пригубил из пластикового стаканчика с ярко голубой жидкостью.

- Степан, - протянул я. – Как ты думаешь, куда мы едем?

- Я не думаю, я знаю.

- Поделись.

- В Барнаул.

- С чего ты взял?

- У меня там сестра, - отрезал Степан и снова приник к стаканчику.

Он ни разу не начинал разговор сам. Словоохотливым его не назовешь. Степан угрюм, молчалив, на вопросы отвечает коротко, часто прерывая фразы на полуслове. А еще постоянно пьет эту свою дрянь. Сначала я думал, что это какой-нибудь голубой ликер, налитый в бутылку из-под стеклоочистителя для удобства, но раз понюхав, понял, что там самая настоящая химия. Попробовав сей подозрительный напиток, нормальный человек сляжет с отравлением, а этот пьет литрами и хоть бы что!

Поняв, что со Степаном разговаривать бесполезно, я переместился на соседнюю полку, где неподвижно сидел Адриан – молодой красивый парень с огромными ярко-голубыми глазами. Взгляд его был мутен и устремлен в потолок, плотно сжатые губы еле заметно подрагивали, и ничто в нем не выдавало причастности к реальности.

- Адриан, - обратился я к нему. – Скажи, куда мы едем?

- Не знаю, - тихо ответил он, нисколько не изменившись в лице и не бросив на меня взгляда. – Ты меня об этом уже спрашивал.

- Но все-таки, - не унимался я. – У тебя же наверняка есть какие-то предположения!

- Назовем это пунктом назначения или конечной остановкой, если угодно.

- А где может находиться эта остановка?

- Не знаю, - терпеливо и сдержанно повторил Адриан. – И вообще, я занят, не мешай.

- Опять думаешь?

- Совершенно верно.

Мой собеседник снова застыл. Разговор окончен. Адриан умный начитанный парень, с легким налетом богемности, писатель, правда, ни одна из его книг не была издана. В отличие от прочих пассажиров, его точка зрения на нашу поездку отличается завидным постоянством: «Куда едем? Не знаю, в конце пути станет ясно».

На верхней полке напротив моей ерзал и обиженно сопел Аркадий. Это продолжается с тех пор как мы вынули кляп у него изо рта взамен на обещание молчать. Он оперный певец, хотя стоит ему начать демонстрировать свои таланты, как всем становится дурно. Наличием музыкального слуха он не страдает, а от голоса – скрипучего, часто срывающегося на фальцет, начинают болеть уши. Раньше удавалось дипломатично и мягко отговорить его от исполнения «Бориса Годунова», но недавно он все-таки затянул какую-то арию, да так разошелся, что стекла в окнах задребезжали, а у одной девушки даже кровь из ушей потекла. Вот пассажиры и не выдержали – изловили певца, навалились всем вагоном, связали и затолкали в рот кусок казенной наволочки. Когда народ поостыл, мне удалось уговорить их освободить Аркадия от пут.  Правда, ради безопасности окружающих и его самого, пришлось взять обещание больше не петь. Но сосед не оценил оказанной милости и обиделся. Теперь, шмыгая вечно заложенным носом и кусая губы, он изображал униженного и оскорбленного в лучших чувствах непонятого гения. Разговаривать с ним бесполезно, да возможность услышать что-то кроме проклятий весьма сомнительна.

Рядом, на боковых местах едут две девушки. Высокая подтянутая брюнетка, судя по разговорам, неудавшаяся танцовщица, вынужденная подрабатывать официанткой.  Ее спутница, круглолицая и очень миловидная блондинка, скульптор по специальности, но работы ее не берут даже в низкопробные лавчонки.

- Девушки, - обратился я к подругам. – Куда вы едете?

- В Ижевск, - сухо ответила темноволосая Алиса и уткнулась в книгу.

-Да, - энергично закивала белокурая Ярослава. – К моей бабушке отдыхать.

Что-то новенькое! В прошлый раз они говорили, что едут в Екатеринбург на встречу выпускников. А в позапрошлый, что направляются в Мурманск, наблюдать вместе с командой уфологов высадку инопланетян. Впрочем, это, наверное, была шутка. Девушки кажутся очень разными и трудно представить, что может их связывать? Всегда спокойная, сдержанная и какая-то очень суровая Алиса избегает разговоров с другими пассажирами и предпочитает держаться отстраненно. Глядя на нее, не возникает желания даже подходить близко, не то чтобы флиртовать или ухаживать – что-то уж очень грозное читается в ее холодных карих глазах. Ярослава, напротив, разговорчивая, веселая и вызывающая искренне умиление своей детской непосредственностью, отчаянно скучает, целыми днями сидя у окна. Такой девушке жизненно необходимо внимание со стороны других людей, однако ей не удается реализовывать свои потребности в общении, находясь в компании подруги-буки.

- Девчонки, а может, в картишки? – раздался из прохода веселый мужской голос.

- Здорово, - воскликнула Ярослава. – В «Козла»!

- Не советую, - мрачно произнесла Алиса, переводя тяжелый взгляд с подруги на мужчину.

- Ну ладно, - замялся тот. – Тогда в другой раз.

«Какая женщина! - подумал я, наблюдая, как Алиса, выдавив улыбку, что-то шепчет приунывшей Ярославе. - Наверняка она может быть и сносной любовницей и телохранителем! Если бы не обстоятельства, я бы на ней женился».

- Нет, я прочитаю монолог Отелло! – донесся из тамбура рокочущий бас.

- Прекрати, идиот! Тебе не Отелло, а Герасима из «Муму» играть надо! – прозвучал в ответ визгливый женский голос.

- На себя посмотри, курица! Ты даже письмо Татьяны без суфлера прочитать не можешь!

Это супруги Александр и Фаина Нулевич ругались как обычно. Их фамилию можно назвать говорящей, учитывая тот факт, что оба они несостоявшиеся актеры, регулярно проваливающие даже любительские постановки своей бездарной игрой, но не прекращающие спорить, кто из них талантливее. 

Как странно и смешно, что в одном вагоне собрались сплошь творческие люди и все неудачники. Может, это ирония судьбы или причудливый закон жизни? Какая разница! Конечно, себя я неудачником никогда не считал, хотя иногда приходили мысли о том, что я выбрал не ту специальность. Но кто в здравом уме сможет назвать себя любимого бездарью и пустышкой? Так и мои попутчики смотрят на свою жизнь затуманенным взглядом и лелеют убеждения в том, что они на самом деле гениальнее Эйнштейна и круче чем вареные яйца, не желая понимать иллюзорность своего представления о себе.

Поезд начал тормозить и меня сразу замутило. Не помню точно, сколько мы уже едем, но редкие остановки я начал воспринимать именно так – резкий приступ тошноты и сильное головокружение. За окном показалась бетонированная платформа, на которой стоял одинокий человек. Новый пассажир. Я услышал, как разошлись двери вагона и кто-то вошел внутрь. Неужели к нам? Человек, появившийся в вагоне, молча прошел к свободной полке и сел. Своей неподвижностью пассажир напоминал восковую фигуру; взгляд его ничего не выражал. Не теряя времени, я подсел к нему и внимательно посмотрел в глаза.

- Здравствуйте, меня зовут Константин, - подал я руку. – Кем работаете?

- Яков, - машинально пожал мою руку пассажир. - Я… дизайнер.

- В нашем творческом полку прибыло! Куда едете?

- До конца, - немного растерялся он.

- До которого конца? У нас тут люди в разные стороны направляются.

- Я… Э-э… - захлопал глазами Яков, по-видимому, обалдевая от такой манеры общаться.

- Да отстань ты от человека, - пробубнил, сидевший напротив Павел, - Дай опомниться.

Он был прав, попадая на поезд, первое время все бывают немного не в себе. Помнится, я сам, прежде чем привыкнуть к окружающей обстановке, не вылезал из тамбура, выкуривая сигареты одну за другой. 

- Так куда же мы все-таки едем? – шепотом спросил я сам себя.

- К черту, разве не видно? – улыбнулся Павел, кивнув в проход.

По коридору бежал человек в драном некогда белом балахоне. В руках он держал транспарант, на котором красной краской была выведена надпись: «Дорога в ад!».

- Люди, опомнитесь! - завопил он. – Этот поезд идет в преисподнюю! Покайтесь, пока мы не слишком удалились от небесных чертогов!

Все ясно – фанатик. Это, наверное, из шестого вагона, там половина таких вот двинутых.

- Проваливай, без тебя тошно, - мрачно сказал кто-то.

- Да падет кара Божья на головы грешников, - заскулил человек и побрел дальше по коридору, направляясь к следующему вагону.

Он еще появится, когда будет возвращаться на предназначенное ему место, скорее всего побитый и еще сильнее ободранный. Так всегда бывает.

Я вернулся на свое место. К этому моменту Степан допил очередную бутылку стеклоочистителя и полез под стол за следующей. И откуда они там берутся? Адриан по-прежнему сидел на койке, скрестив ноги, вот только губы у него стали дрожать совершенно отчетливо. Создавалось впечатление, что он беззвучно говорит, хотя, может, так оно и было? Аркадий закряхтел и свесил с койки локоть, пытаясь обратить на себя внимание. Алиса и Ярослава играли в карты – вдвоем.

Я уселся рядом со Степаном и стал смотреть в окно. Мимо проплывали угольно-черные холмы, покрытые то ли песком, то ли пеплом, огромные огненные поля, усеянные гейзерами и крохотными вулканами, исторгающими из своих жерл раскаленные потоки магмы, горы, сверкающие белоснежными шапками на вершинах, необъятные озера, приветливо поблескивающие небесно голубой гладью воды. Иногда попадались рощицы с кривыми изумрудно-зелеными деревцами.

- Аркадий, - обратился я к певцу. – Может, хоть ты скажешь, куда мы едем?

- В Вологду.

- А что там?

- Дом, где резной палисад, - процедил он сквозь зубы и повернулся лицом к стене.

«Как остроумно. В следующий раз не стану помогать. Сидеть тебе с кляпом в пасти», - мстительно подумал я.

- Хотите, я скажу, куда мы едем? – послышался спокойный тихий голос.

Мне показалось, что, услышав эти слова, сидевшая неподалеку Алиса, поежилась. Я высунулся в проход. За перегородкой, как всегда невозмутимый, сидел Камил. Неужели это он обратился ко мне? Сколько его помню, он никогда на эту тему не заговаривал. Если его спрашивали о чем-либо, ответ был таким абстрактным и сложным, что никто ничего не понимал. Кроме того, он ни разу и словом не обмолвился о том, кто он такой и откуда, тем самым, давая простор для самых невероятных слухов. Лично мне всегда казалось, что он иностранец из западной части континента, об этом говорило нерусское имя в сочетании с европейской внешностью.

- Это ты мне? – спросил я.

Камил кивнул.

- Ну, говори.

- Постараюсь выразиться как можно более конкретно. Дело в том, что этот поезд никуда не идет. Он и есть та самая конечная остановка, о которой вы недавно говорили с Адрианом. Верно, Алиса?

Девушка метнула в его сторону гневный взгляд и отвернулась.

- Что ты имеешь ввиду? – не понял я.

- Именно то, что я сказал. Это та точка, за которой уже ничего не будет.

- Что тебя натолкнуло на такую мысль?

- Наблюдения, - пожал плечами Камил. – Мы, то есть все пассажиры, мертвы. И если присмотреться повнимательнее, можно понять, как каждый из нас ушел из жизни.

- Камил, - рассмеялся я. – Не обижайся, но тебе в шестой вагон надо!

- Понимаю, - все так же спокойно ответил он. – В это трудно поверить, - он мельком глянул на Алису. – Но не кажется ли вам странным, происходящее здесь?

- Ну, хорошо. Скажи тогда, как я умер?

- Вы куда-то ехали, вероятно, на машине, заблудились, остановились, чтобы спросить дорогу. Это последнее, что вы помните, верно?

Я сглотнул. Камил все угадал в точности. После упомянутых им событий я очутился здесь.

- Допустим, - осторожно выговорил я. – А как в таком случае умер, например… Аркадий?

- Это просто. Его точно так же как и здесь связали и заткнули рот кляпом, но на беду он страдал жесточайшим насморком. Инициаторы, полагаю, были слишком пьяны, чтобы обратить внимание на его агонию, поэтому Аркадий задохнулся.

- Бред какой-то, - пробормотал я.

- Понимаете, в чем дело. Все мы ошиблись в выборе профессии – певец, лишенный голоса и слуха, скульптор, не способный придумать ничего оригинальнее женщины с веслом, или… - он посмотрел мне в глаза. – Режиссер, не могущий поставить даже детский спектакль. Мы избрали не верное направление, но шли до конца, путем, который никуда не ведет. Поэтому мы здесь.

- А при чем здесь Алиса?

Камил посмотрел на девушку с нескрываемой нежностью, а она отвернулась еще сильнее, продемонстрировав нам свой темноволосый затылок.

- Она знает, что я прав, но не хочет верить, хотя никогда в этом не признается.

- А кем же, в таком случае, был ты?

- Не важно, - безразличным голосом произнес Камил. – Я ответил на ваш вопрос, а верить или нет, решайте сами.

Он расслаблено облокотился на стенку и опустил веки.

Я обернулся и посмотрел на Алису. Она болезненно морщилась, прикрывая глаза ладонью. Губы ее дрожали, и девушка не обращала никакого внимания на Ярославу, уже завязавшую светскую беседу с одним молодым пассажиром.

Поразительно, как точно эта бредовая теория накладывается на реальное положение вещей. Мы едем так долго, что уже не знаем, куда и зачем, мы все занимались не своим делом, мы живем каждый в своем выдуманном мире, не желая вникнуть в суть происходящего. Это пугает, потому что кажется правдоподобным. Хотя если Камил прав на мысли страхи и переживания у меня есть целая уйма времени…

Раздался грохот и из тамбура вывалился могучий, похожий на гору, Александр Нулевич. На шее у него висела Фаина, размахивающая ногами. Рядом с мужем она кажется неестественно маленькой, прямо как птенец, выпавший из гнезда. Рухнув на чью-то койку, супруги стали яростно драть друг на друге волосы и хвататься за горло в попытке удушить. Ссора дошла до завершающей стадии, значит, скоро начнутся любовные игрища. Рядом с комнатой проводников завязалась драка. Это никого не удивило, так как едущая там компания поэтов каждый день затевает крупномасштабные потасовки с битьем пивных бутылок о головы противников и мудреными матерными высказываниями в их адрес. Если не вмешиваться, они скоро успокоятся и продолжат свою бесконечную попойку с обсуждением творчества друг друга, а вот если попробовать разнять драчунов, дело может закончиться поножовщиной. По коридору в обратную сторону промчался давешний фанатик. За ним с гневными возгласами и улюлюканьями гнались несколько военных. В этот раз им быстро надоели увещевания о прискорбной судьбе человечества. За стенкой красивым тягучим голосом запел модельер Федель, от чего Аркадий презрительно фыркнул и плюнул со своей полки вниз, попав в стаканчик Степана. Попутчик молча приподнялся и начал стаскивать со своей подушки наволочку. Увидев это, певец со скоростью пули соскочил с койки и ринулся к туалету. Все как всегда, ничего удивительного. Такой вот театр абсурда на нашем поезде в никуда!

ЗАПАДЛОВСКАЯ Лариса Валентиновна

000DS_z.jpgЗаместитель начальника отдела по работе с личным составом УМВД России по Петроградскому району г.Санкт-Петербурга – начальник отделения (кадров), подполковник внутренней службы.

МАМЕ

Я знаю, ты меня все время ждешь,

А я даю тебе лишь обещания,

Мне не найти минуты на свидание,

А ты к себе по-прежнему зовешь.

Ты веришь мама, много разных дел,

Ведь у меня есть муж, работа, дети,

Так много интересного на свете,

И телефон звонками одолел.

Ты думаешь все время обо мне,

И лишний раз покой не нарушаешь,

Вот только в праздник в гости приезжаешь,

Бываем редко мы наедине.

И  кажется,  что долгим будет век,

Мы досыта еще  наговоримся,

За чашкой чая вдоволь насидимся,

Родной ты мой, любимый человек!

А осень нас берет жестоко в плен,

Заботы и дела сжимают руки,

Объятий не боимся мы разлуки,

Лицом встречаем ветер перемен.

Вдруг рвется жизни тоненькая нить,

Последний раз я слышу родной голос,

Он падает, как ослабевший волос,

И трудно мне понять, как дальше жить.

От боли в сердце хочется кричать,

Я мысленно ищу твои объятья,

Как старенькое дорогое платье,

Хочу года из прошлого достать.

И быть всегда с тобой наедине,

О чем-то говорить не уставая,

А  телефон сменить на чашку чая,

Оставив суету на стороне.

***

Бессмертный полк шагает по России,

Мелькают фотографии в строю,

Глаза бойцов,  погибших в дни лихие

За Родину великую свою.

Слились в одно - года и поколения,

Потомки всех солдат в строю идут,

Они освободителей забвению

И через сотни лет не предадут.

Таким трудом добытая Победа,

Победа со слезами на глазах,

Явилась внуку из рассказа деда

И у него осталась на устах.

Заполнила страну людская радость -

Родные лица вновь увидят свет,

Победу нашу не коснется старость

И даже через сотню тысяч лет!

Великую Победу не отнимут,

Историю переписать нельзя,

А если вдруг лихие дни настигнут,

С Победой в сердце победим, друзья!

***

Привези мне крестик православный,

Из Костромы, а может Ярославля…

Привези из самых дальних  мест,

Где стоит мой православный крест.

На груди носить его я буду,

Вспоминать тебя и верить в чудо,

В лютый холод, в дождь и летний зной,

Будет крестик твой всегда со мной.

ЕРПАЛОВ Владимир Михайлович

000DS_e.jpgЧлен семьи (отец) сотрудника отдельной роты патрульно-постовой службы полиции ОМВД России по Курортному району г.Санкт-Петербурга.

БЫЛИ Б РАДЫ ДЕДЫ В ЭТОТ ДЕНЬ ПОБЕДЫ

Были б рады деды

В этот день Победы

Знамя пронести над головой…

И для них – награда,

Выше и не надо,

Чтобы рядом были мы с тобой.

Чтоб звучать той песне,

Что поём мы вместе

Дружно, с чувством, с трепетом, с душой!

А народов братство –

Высшее богатство,

Что не купишь гривной никакой.

Пусть виски седые,

Вы, друзья, лихие

Годы оставляли позади.

Нам бы память вашу,

Не испив ту чашу

Избежать те беды впереди.

Будет мир наш светел,

Если на планете

Каждый улыбнётся и поймёт:

Дружба – это счастье

И души участье,

Что нигде тебя не подведёт.

Помним, ветераны,

И любовь, и раны,

Что достались в жизни Вам с лихвой.

Счастья вам, здоровья,

Внуков для подспорья,

Мира, солнца, звёзд над головой!

УЕЗЖАЮ ДАЛЕКО-ДАЛЕКО

Уезжаю далеко-далеко,

Чтоб начать почти что новую жизнь,

Где встаётся на рассвете легко

И летается – лишь руки раскинь,

Полевых цветов вдыхать аромат,

Ощущая всем своим существом,

Как я солнцу восходящему рад

И каким же раньше был дураком.

Слушать сказку, что нашепчет ручей,

С рыжей белкой повстречавшись нос в нос,

Сквозь листву душой касаться лучей,

Отражённых в каплях утренних рос.

Ломоть хлеба запивать молоком

И на лодочке поспорить с волной,

Пробежаться по траве босиком,

И ладонями потрогать прибой.

А потом и возвращаться легко,

Сохранив в себе восторг и покой,

В милый дом, где ждёт «моя Сулико»

С тёплым взглядом: «Ты – единственный мой!»

И работа как-то спорится враз,

И домашние дела – без проблем.

И, прохожим улыбаясь подчас,

Тихо радуюсь гряде перемен.

КОРСУНСКИЙ Дмитрий Михайлович

000DS_k.JPGРодился в 1963 году в городе Приозерске Ленинградской области. Проходил службу в Управлении уголовного розыска ГУВД города Санкт-Петербурга (заместитель начальника 7 отдела, в 2000 году), капитан милиции в отставке.

(Из аннотации к книге «Время возврата»):

«Время возврата» — это криминальная история из жизни северной столицы. В городе идёт тяжёлая борьба с организованной преступностью, опирающейся на вороватых мздоимцев. Действие книги разворачивается от загородного дома теневого миллионера до монастыря Покрова Пресвятой Богородицы. Характеры героев книг вмещают в себя множество самых различных страстей и стремлений. От гордыни и жадности до искренней любви, прощения обид и смирения. Падения персонажей внезапны, а иногда и трагичны. Кто же убийца? Где правда о последних мгновениях миллионера, промышлявшего нелегальной продажей алмазов? Найти истину трудно. Особенно тем, кто, сделав к ней шаг, отступает на два назад и впадает в различные искушения. И, вполне возможно, что самым честным человеком окажется спившийся поэт-уголовник...

Книгу дополнили рассказы «Англо-африканский мастер-класс на Руси-матушке», «Жабий процесс» и беседа с настоятелем Николо-Богоявленского Морского Собора, отцом Богданом «Паломничество на Святую Землю».

Тему нравственной ответственности общества продолжила статья трудника отдела тюремного служения Спасо-Преображенского Валаамского монастыря Владислава Муликова «В темнице был, и вы пришли ко Мне», а также статьи Наталии Станиславовны Прохоровой «Свобода выбора и суд Божий» и «История детектива до мейнстрима и далее».

Официальный сайт Министерства внутренних дел Российской Федерации
© 2019, МВД России